English
русский
عربي

интервью: Алексей Албу из “Боротьбы” о фашистском терроре и войне на Украине

Сегодня, в девятилетнюю годовщину одесской резни, мы публикуем интервью с Алексеем Албу, бывшим членом ЦК КП Украины, а также депутатом Одесского областного совета с 2010 года. Алексей является одним из основателей и пресс-секретарем антифашистской организации украинского сопротивления “Боротьба”, основанной в 2011 году. Алексей пережил нападения на дом профсоюзов 2.5.2014 и не смотря на такой опыт остается политически активным по сей день. Помимо рассказа о событиях 2014 года и их развитии, он освещает события в Украине с 2014 года по сегодняшний день. Мы обсуждаем важность признания Донецкой и Луганской народных республик и военного вмешательства Российской Федерации для борьбы с киевским режимом. Под конец, мы говорим о кризисе международного коммунистического движения и роли коммунистов находящихся в империалистическом центре и их борьбе против натовской войны против России.

Интервью провели Александр Кикнадзе и Настя Кудрина.

КО: Алексей, добро пожаловать. Прежде чем перейти к темам, которые мы сегодня рассматриваем, расскажите, как и из какой борьбы возникла “Боротьба”? Как вы сейчас организованы? 

Алексей: Я хотел бы сказать несколько слов о себе. . Я родился в Одессе в 1985 году. Когда Советский Союз распался, мне было шесть лет. Потом я пошел в украинскую школу, где выучил украинский язык, потому что большинство людей с юго-востока Украины не говорят по-украински. Это не наш родной язык. В наших семьях мы все говорили по-русски. В начале 2000-х годов я поступил в университет и вступил в “Ленинский Комсомол Украины”. Это молодежная организация, молодежное крыло Коммунистической Партии Украины. Я возглавлял областную организацию комсомола в Одессе, был членом Центрального Комитета Коммунистической партии Украины и стал депутатом от Коммунистической Партии Украины в Одесском областном совете в 2010 году. Коммунистическая партия Украины и буржуазная “Партия регионов”, лидером которой был Виктор Янукович, ставший президентом в 2010 году, вместе имели большинство в парламенте. КПУ вступила в коалицию с Партией регионов. У нас возникли разногласия с руководством Компартии, и меня исключили из КПУ. Другие мои товарищи из комсомола и Компартии Украины переживали то же самое. Мы хотели продолжать политическую борьбу, политическую активность, и мы объединились с небольшими группами, с группой “Молодежь против капитализма”, Комитет за рабочую партию Красная гвардия имени Котовского и другими небольшими группами с троцкистскими, сталинистскими и даже анархистскими взглядами. Мы объединились в организацию и назвали ее “Боротьба”. Объединение “Боротьба” было основано весной 2011 года. В то время мы хотели использовать определенные гражданские свободы в Украине, чтобы зарегистрировать партию, участвовать в выборах и бороться за власть мирными, законными методами. Однако наша позиция была направлена против олигархической власти, против “Партии регионов” Януковича. В целом, мы всегда выступали за социалистический переворот на Украине, за интернационализм и солидарность трудящихся. Мы провели много акций протеста, протестов в защиту рабочих. Мы организовывали рабочих, работающих в портах Украины, водителей грузовиков и стюардов авиакомпаний. Мы помогали организовывать митинги для различных социальных групп, которые сталкиваются с трудностями в Украине. Это, например, жертвы Чернобыля или люди, пострадавшие от различных афер, в том числе с недвижимостью. Потому что эти люди в Украине беззащитны. Вся наша деятельность была оппозиционной. Мы не поддерживали существующую систему. 

Однако в 2013 году, когда начался Майдан, мы увидели, что на смену буржуазному режиму Виктора Януковича и “Партии регионов” пришел еще более реакционный режим: ультраправых и ультралиберальных сил. Здесь очень важно подчеркнуть, что империалистический капитал стоял за протестом на Майдане, а точнее, за всеми протестными группами, которые участвовали на Майдане. То есть все эти группы имели очень давние связи с различными фондами, с некоммерческими организациями, такими как USAID (United States Agency for International Development), UKAID (United Kingdom Aid), NED – National Endowment for Democracy, IRI – International Republican Institute, Freedom House, Open Society и так далее и тому подобное. Другими словами, эти империалистические структуры пустили свои щупальца очень глубоко в украинское общество, и в точке, которую мы называем “X”, все эти организации, связанные с империалистическим центром, пришли на Майдан, как под дирижерскую палочку. У каждой из этих групп была своя функция, каждая играла свою роль. В 2014 году Майдан победил. Режим Виктора Януковича был свергнут. 

Однако сейчас я хотел бы подчеркнуть очень важный момент: Как я уже говорил, Коммунистическая Партия Украины и Партия Регионов имели большинство в украинском парламенте. Новыми были оппозиционные фракции, представлявшие Майдан. Среди них были три парламентские фракции. Одна из них – фракция Виталия Кличко, боксера, ставшего мэром Киева. Вторая фракция – Юлии Тимошенко, также известной политической фигуры. Она была премьер-министром Украины. И третья – партия “Свобода”, ультраправая неонацистская партия. Вместе они не имели большинства в парламенте. И когда дело дошло до отстранения Януковича от президентства, Коммунистическая Партия Украины проголосовала вместе с ними. Только благодаря этому предательству КПУ и Петра Симоненко удалось легализовать режим, возникший в результате Майдана. Это очень важный момент, потому что сегодня Коммунистическая партия Украины подвергается очень сильным репрессиям. Но она несет ответственность за то, что происходит сегодня в украинском обществе, причем в очень большой степени. В 2014 году, когда победил Майдан, в обществе было очень много недовольства. Люди, которые жили на юге и востоке страны и голосовали в основном за Партию Регионов, поняли, что правила игры, которые раньше существовали в обществе, больше не существуют, что об них обтирают ноги. 

Что голоса, которые они отдали за “Партию регионов”, за Януковича и за определенные политические векторы, были просто растоптаны ногами. Естественно, люди были возмущены этим и начали проводить стихийные, неорганизованные акции протеста. Это движение полностью шло снизу и называлось Антимайданом. Наша организация, понимая, что происходит в стране, тоже участвовала в антимайдановском движении и пыталась работать с большим количеством людей, с массами, объяснять, почему такая ситуация сложилась в нашей стране. Мы объясняли, что в основном во всем виноват капиталистический характер отношений, которые существуют в обществе, потому что общество было разделено на различные политические группировки, кланы. Некоторые из этих кланов находились под влиянием внешних сил и поэтому смогли захватить власть. В то время мы добивались большой автономии в Одессе. Я был депутатом Одесского областного совета и 3 марта 2014 года предложил депутатам областного совета проголосовать по вопросу о проведении референдума, о создании автономной Одесской республики в составе Украины. То есть в то время речь не шла об отделении от Украины. Мы просто хотели больше прав, мы хотели автономии, мы хотели иметь собственную конституцию для нашего региона, которая бы отражала наши требования. То есть мы хотели иметь возможность избирать своего губернатора, а не ждать, пока новое правительство пришлет нам нового губернатора из другого региона, который будет здесь чужим. Мы хотели иметь возможность свободно говорить на родном русском языке. Потому что, как вы наверняка знаете, первым законом, который принял украинский парламент после победы на Майдане, была отмена закона о языке, который гарантировал русскоязычному населению право пользоваться родным языком. Поэтому мы сразу же столкнулись с таким давлением. Новые правители, пришедшие к власти незаконным путем в результате государственного переворота, сразу же дали понять обществу: “Мы не будем принимать вас в расчет ни при каких обстоятельствах. Поэтому ваши мнения, ваши желания ничего для нас не значат”. Мы хотели иметь возможность говорить на родном языке, вести делопроизводство и документооборот на русском языке. Мы хотели создать особую экономическую зону, потому что в истории моего родного города Одессы был период, который назывался Порто-Франко. Это было время, когда наш город процветал, когда были особые права. То есть существовал ряд экономических льгот, налоговых послаблений, каникул. Вот к чему мы стремились, это было наше третье требование. Еще одним требованием Антимайдана в Одессе была передача силовых структур обратно в местные советы. Мы не хотели, чтобы политика новой власти, которая была установлена в Киеве использовала милицию или другие силовые структуры в качестве механизма подавления. Поэтому мы хотели, чтобы, например, областное управление полиции подчинялось областному совету городского управления полиции, городскому совету и так далее. 

Мы провели много акций протеста – но собрание областного совета, к сожалению, меня не поддержало. После этого каждые выходные мы ходили на самую большую площадь, Куликовскую, в Одессе, где находится Дом профсоюзов. Мы приходили туда, там был палаточный лагерь, и в этом движении участвовали многие политические силы – левые, пророссийские, антифашистские. Нас всех объединяла борьба против новой власти, борьба за возможность говорить на родном языке, антиолигархическая, антифашистская борьба. Как вы знаете, наш мирный протест был утоплен в крови и сожжен в огне Дома профсоюзов 2 мая 2014 года. 2 мая стало точкой невозврата, когда большинство людей изменили свою точку зрения, включая меня. Так что если раньше мы не хотели отделяться от Украины, то в тот момент мы поняли, что не можем жить в одном государстве с этими людьми. То, что произошло 02 мая (2014 года), имело огромные политические последствия. Это видели все, люди на Донбассе и люди из разных регионов бывшего Советского Союза, Прибалтики, Кавказа, Средней Азии, Центральной России или других регионов Украины, даже западной Украины. Те, кто не поддерживал фашизм, увидели, что фашизм поднимает голову, что это не просто какая-то манипуляция или сказка, а настоящий фашизм, с которым нужно бороться. Тысячи человек потянулись на Донбасс, приехали для того, чтобы с оружием в руках отстаивать свои интересы и бороться против фашизма. Есть ли у вас вопросы по этому поводу? 

КО: КО Да, на самом деле у меня есть вопрос. Ты сказал, что КПУ голосовала за свержение Януковича после переворота. Это очень интересный момент. Мог бы ты сказать что-нибудь о том, недооценили ли они ситуацию в то время или почему они действовали так, как действовали? Кроме того, ты уже рассказывал о мае 2014 года, в том же месяце вышла твоя статья в Junge Welt. Там ты тогда уже сообщал, что после переворота усилились репрессии против профсоюзного движения, левого движения, антинационалистического движения. Ты уже начал говорить об этом, в контексте Одессы. Было бы очень интересно узнать, как все это продолжалось. 

Алексей: Насчет голосования компартии. Я думаю, что основная мотивация была связана с тем, что лидер Коммунистической партии, который имеет огромный вес и влияние внутри партии, Петр Симоненко, это человек старой политическая формации. И когда он услышал, что наши враги – ультраправые, говорят, что они будут убивать коммунистов, он подумал, что это чистый предвыборный популизм, и не поверил им. Он думал, что сможет договориться с этими крайне правыми силами и, если он поддержит их в критический момент, они будут благодарны и гарантируют ему, что он сможет сохранить свою маленькую фракцию в Верховной Раде Украины, они смогут мягко критиковать действующую власть, и тогда все будет хорошо, и он сможет продолжить свою политическую карьеру. Однако история нас учит. Есть десятки примеров, что нельзя договариваться с фашистами. Нельзя! То есть его использовали? Конечно, да. Он поддержал этот режим. Но через несколько месяцев осенью 2014 года, когда проходили внеочередные парламентские выборы, Коммунистическая партия Украины потеряла очень много голосов и не прошла в парламент. В результате более радикальные националистические силы начали требовать запрета Коммунистической партии Украины. Я точно не помню хронологию, но, насколько я знаю, такой запрет был принят. Его обжаловали в суде в Конституционном суде, если я не ошибаюсь, И уже к выборам 2015 года это были выборы в местные советы. Коммунистическая партия находилась в таком разбитом состоянии, что не могла официально участвовать в выборах. для того, чтобы ее активисты прошли в местные советы, использовала другую дружественную партию. Если я не ошибаюсь, она называется „Держава“. Многие коммунисты вступали в эту партию, и от этой партии уже избирались на выборах. Но партия потеряла очень много депутатов, и, в общем, ее позиции пошатнулись. Все из за такого предательства первого лица. Официально Коммунистическая партия Украины говорит, что они ничего не могли сделать, их заставляли, у них отбирали карточки для голосования. Но если это так, то они могли бы обратиться в Конституционный суд, чтобы обжаловать это решение, которое было принято без них. Они могли сделать публичное заявление о том, что они делали это под давлением. Ничего этого не было сделано. Это как раз наталкивает меня на мысль о том, что произошел определенный сговор между Петром Симоненко и, на тот момент, оппозиционными силами, которые потом стали властью. По поводу репрессий, которые развернулись сразу же после победы Майдана. Действительно, многие люди были арестованы, причем не только в моем родном городе, но и в других городах. Арестовывали даже публично известных людей, например, одного из лидеров протестов в Одессе – Одесского антимайдана – Антона Давченко. Он был арестован, если не ошибаюсь, 16 марта 2014 года. Также в марте был арестован очень известный журналист Константин Долгов. Он из Харькова. Многих людей просто вызывали на беседы на профилактические беседы в СБУ.

С ними общались, узнавали, как бы их позицию, как эти люди настроены, им всегда говорили, что они могут делать, что они не могут делать. Такое давление оказывалось. Важно отметить, что в то время мы оценивали ситуацию как очень серьезная атака на гражданские права. Но мы понимаем, что потом стало в сотни раз хуже. То, что происходило тогда, это было еще достаточно мягко. на тот момент Служба безопасности Украины не понимала, как будут развиваться события. Наши сторонники, которые работали в правоохранительных органах, лично мне рассказывали, что они встречались с кем-то из СБУ и и там говорили, что у них есть приказ арестовать меня, но они не будут этого делать, потому что если мы придем к власти, они боятся оказаться на нашем месте, и тогда их арестуют. Весна 2014 года была тем временем, когда, если бы мы были сильной коммунистической организацией, нужно было брать власть. Но поскольку мы были довольно молодой, неопытной организацией и не имели достаточно силовых ресурсов, денежных ресурсов, информационных ресурсов и организационных ресурсов, мы не смогли воспользоваться этой ситуацией. И снова вспоминается Владимир Ленин, который сказал, что если произойдет революционная ситуация, а мы не будем к ней готовы, история нас никогда не простит. Именно это и произошло с “Боротьбой” в 2014 году. После 02 мая многие наши активисты начали переходить от легальных форм борьбы к нелегальным, к вооруженному сопротивлению. И у некоторых наших товарищей такой опыт есть и по сей день. На тот момент момент действительно начались репрессии, людей арестовывали и начали дергать в СБУ. Там начали составлять списки нелояльных граждан. Все это происходило, мы все это видели, но, к сожалению, ничего не могли сделать.

KO: Под этими списками нелояльных граждан ты имеешь в виду страницу “Миротворец”? Или были и другие списки?

Алексей: Миротворец появился чуть позже. Я имею в виду такие очень хитрые технологии, когда приходит какой нибудь активист в большую массу людей, которые протестуют на митинги, и говорит “давайте будем собирать подписи за отсоединение Одессы”. С точки зрения украинского законодательства это не является чем то недопустимым. И многие люди думают: „Ну сколько этой власти осталось? Ну, наверное, немного. Потому что нас много, мы сильны. Может быть, сейчас нас поддержит Россия или добровольцы из других стран и все поменяется“, и ставят свои подписи. Таким образом они все попадают в определенную базу, с которыми потом работает СБУ. 

KO: Мы уже говорили о событиях 2014 года и вашей борьбе против этого режима. Тогда в результате сопротивления правительству в Киеве были провозглашены Донецкая и Луганская народные республики. Известны, особенно в Германии, дискуссии о том, что многие коммунисты считают, что эти республики являются лишь буржуазными силами и что там идет борьба против рабочих и коммунистических сил. Я также слышал обвинения в сторону Дениса Пушилина, что он преследует коммунистов. Какова была ваша позиция по отношению к этим республикам в то время и как она возможно изменилась за прошедшие годы? Каким образом бы участвовали в борьбе против киевского режима в то время?

Алексей: В 2014 году, после 02 мая, наша группа из Одессы – нас было восемь человек – эмигрировала в Крым. Мы не попали в республики Донбасса. Мы видели, что на Донбассе уже начались очень серьезные процессы, когда люди восставали с оружием в руках. Наша организация не имела сильных ячеек в Донбассе. У нас были активисты в Донецке, Луганске и Словянске, но их было очень мало, и они не имели никакого влияния на процесс. Поэтому мы посовещались внутри нашей организации и приняли такое решение, что нам следует сосредоточиться на борьбе за другие регионы, где у нас были сильные позиции. Это были Харьков и Одесса. В Киеве у нас тоже была сильная организация, но она была практически полностью разгромлена. В Киеве на тот момент нельзя было проводить уже никакой политической активности. Поэтому изначально мы очень положительно относились к народным республикам, но как к союзникам, а не как к частью нас. Уже год спустя мы попали в Луганскую Народную Республику. Я вступил в бригаду “Призрак”. Но я не участвовал в боевых действиях и был там недолго. Тем не менее, я знаю, что там происходило, какие были настроения и какие люди участвовали. Я был там, потому что один из наших активистов, который родом из Донбасса, возглавил политический отдел внутри бригады „Призрак“. Многие коммунисты стали ездить туда и собираться вокруг “Призрака”. Поэтому у нас изначально было хорошее отношение к республикам. Но мы понимали, что нельзя обманывать себя и других товарищей. Конечно, это не коммунистические и не социалистические республики. Конечно, производственные отношения в этих республиках капиталистические. Но очень важно подчеркнуть, что эти республики оказались действительно народными. В каком то смысле? Старая политическая и экономическая элита бежала в Киев, а простые люди остались. Если они и были чиновниками, то это были чиновники третьего или четвертого уровня, которые не очень понимали, как организовать определенные процессы, как работать. И это приводило к большим сложностям на первом этапе становления республик. Организация работы различных ведомств, управлений – это серьезный процесс и в нем нужно разбираться. Многие люди, слишком молодые или просто никогда не сталкивавшиеся с организацией подобных дел, занимали руководящие посты и часто допускали ошибки. Но это не были сознательными ошибками и не были связаны с попыткой личной наживы и обогащения. Это были простые рабочие люди, которым дали возможность управлять государством. Естественно, они управляли государством так, как они умеют. Претензия, прежде всего, к коммунистам Украины, которые были недостаточно сильны для того, чтобы взять власть и участвовать в процессе становления новых республик. Поэтому я с самого начала никогда не осуждал недостатки, которые были в республиках, потому что понимал, что они были вызваны войной, экономической блокадой, организованной Киевом, и что они были вызваны неопытностью простых людей из народа, которые стали управлять республиками. Что касается обвинений в нападках на коммунистов, то, сколько я здесь нахожусь – а я здесь с весны 2015 года, – я никогда не чувствовал никакого давления на себя.  Я вижу, что те люди, которые были членами Коммунистической Партии Украины, или являются сторонниками коммунистических политических взглядов, получили возможность, если они были хорошие специалисты, участвовать в управлении республикой. Например, один из заместителей председателя Верховного Совета Луганской Народной Республики – коммунист, секретарь райкома коммунистической партии – бывшей, конечно, потому что коммунистической партии здесь уже нет, вернее, нет той старой коммунистической партии. Его фамилия Хорошилов. Затем – Председатель Верховного Совета Донецкой Народной Республики бывший депутат украинского парламента от Коммунистической партии Украины. Один из лидеров, вернее, один из командиров Народной милиции Луганской народной республики – человек, у которого позывной “коммунист”, потому что он коммунист по своим убеждениям, по своим взглядам. Все коммунисты, которые хотели участвовать в создании нового государства и хотели принести пользу обществу, получили все возможности это сделать. Если были какие то случаи атак на коммунистов – я могу вспомнить один случаи после начала специальной военной операции. Один московский коммунист приехал и начал раздавать листовки против войны. В условиях, когда сюда летят снаряды, гибнут дети и гражданские люди, такой человек может быть воспринят как человек со стороны. То есть человек как бы враг. Для людей остается непонятным, что он пишет и чего он добивается. Если возвратится к вопросу о мире, то здесь все выступают за мир. Но мы знаем, что этот мир невозможен, пока существует угроза со стороны украинских неонацистов. Мы можем сейчас сказать, что мы не воюем, но они не скажут такого же. Немного забегая вперед, я хочу сказать, что вообще это специальная военная операция начата только потому, что украинская власть собрала огромное количество сил для того, чтобы вернуть Донбасс силовым путем. Они собрали около 100 тысяч человек. Без помощи Российской Федерации наши народные милиции ЛНР и ДНР не смогли бы справиться с таким количеством хорошо подготовленной вооруженных сил со стороны Украины. В итоге, нельзя сказать, что человек пострадал, потому что он придерживается коммунистических идей. Он пострадал, потому что он нарушил конкретный пункт закона. Он призывал к срыву мобилизации или каким либо другим призывам. Я не изучал это дело глубоко, поэтому мне сложно судить. Но я убежден, что этот человек, который был арестован, был арестован не потому, что он коммунист, а потому, что он занял такую деструктивную позицию, которая была опасна для нашего государства в тот конкретный момент. 

KO: Тогда давайте продолжим разговор в этом русле. Коммунистические и социалистические силы в России еще в 2015 году требовали признания народных республик. К началу специальной военной операции именно это и произошло. Какое значение имеет признания и вхождения народных республик в состав Российской Федерации для борьбы?

Алексей: Моя личная позиция, как и позиция Боротьбы, такова: Неправильно обвинять республики Донбасса в сепаратизме. Настоящие сепаратисты – это украинская власть, которая появилась в 1991 году. И мы считаем, что процессы, происходящие сегодня в Украине, имеют отношение к восстановлению исторической справедливости. Когда восстанавливается та страна, моя родина, в которой я родился, которой был Советский Союз. Люди здесь очень счастливы после признания и включения в состав РФ, потому что закончился период нестабильности и непонимания. Люди знают, что теперь они могут получить полноценный паспорт. Они знают, что продукция их предприятий будет продаваться на российских рынках. Они знают, что могут заниматься легальной экономической деятельностью. Конечно же, общество, которое здесь живет, очень позитивно восприняло те процессы, которые происходили в сентябре 2002 года, когда республики приняли в состав России и новые регионы Запорожье и Херсон. Я как одессит, очень хотел бы, чтобы мой родной город Одесса, который был основан русской императрицей Екатериной II, которая, кстати, была немка по национальности –  тоже вернулся в состав страны, которая его создала. И так думают очень многие одесситы по сей день. Да, сегодня мы не видим и не слышим их голоса, потому что эти голоса заглушены репрессивным аппаратом. Есть официальная статистика, которую озвучила Служба безопасности Украины в конце 2022 года. Согласно этой статистике, в Украине было возбуждено 1200 уголовных дел только за публикации в социальных сетях. Вы можете себе представить? Если кто то пишет пост в поддержку Российской Федерации он попадает под статью, под уголовную ответственность. Так что если люди поддерживают Россию, а также процесс денацификации, или даже не поддерживают Россию, а просто не хотят войны, или не поддерживают правительство Зеленского, то эти люди сегодня не могут ничего сказать, и мы их не слышим. Мы сможем услышать их только тогда, когда освободим эти территории. 

KO: Очень интересно. Алексей, спасибо! Потому что в Германии редко можно услышать что там происходит. Тогда давайте продолжим разговор о самой России. В международном коммунистическом движении, особенно в Германии, разные левые силы утверждают, что демилитаризация и денацификация – это лишь идеологический предлог, чтобы скрыть империалистические интересы Российской Федерации на Украине. Более того, поступает много сообщений о нерешительности и проблемах в ведении войны со стороны России. Многие левые считают, что российское правительство не очень решительно в своих действиях, что внутри России есть некоторые противоречия. Как ты оцениваешь действия российского правительства по реализации самопровозглашённых целей?

Алексей: Нужно понимать, что Россия не ведет войну. Россия проводит специальную военную операцию. Целью этой операции являются террористические формирования, которые несут угрозу существованию РФ. Когда Россия наносит удары, она наносит удары только по военным целям, по складам, по штабам и аэропортам. Если бы это была война в классическом понимании этого слова, Россия просто закатала бы все в асфальт. Конечно, Россия не может так себя вести, потому что она знает, что воюет не с врагом, она освобождает людей, которые сегодня страдают от ультра националистических сил. Поэтому Россия старается беречь жизни и проводит свои наступательные операции с оглядкой на мирное население. Поэтому нельзя сказать, что это нерешительность. Это просто стратегия, направленная на сохранение человеческих жизней.  Россия без проблем могла бы просто разбомбить все ракетами. Но тогда российское общество не будет понимать, для чего это делается. Оно будет задаваться вопросам : “Так мы освобождаем или, наоборот, разрушаем?”. Война, конечно, всегда означает разрушение. Но на примере ЛНР могу сказать, что я видел много населенных пунктов на территориях, которые были освобождены в ходе специальной военной операции. Это те населенные пункты, которые украинские войска использовали как щит, как защиту. Они целы. А где они использовали гражданскую инфраструктуру как опорные пункты, как огневые точки, где они устраивали  огневые точки в квартирах жилых домов, или как в одном известном месте в городе Северодонецке. Они использовали арку многоэтажного дома, чтобы спрятать свой танк. Танк выезжал, делал выстрел и прятался в арке жилого дома. Конечно, российские российская авиация нанесла удар по этому танку. Танк взорвался, часть дома тоже была повреждена и сгорела, конечно, потому что украинские вооруженные силы используют гражданскую инфраструктуру в военных целях. Это, конечно, плохо. Это приводит к жертвам, но это не вина России, это вина украинского руководства, которое дает приказы держаться за каждый дом, каждую больницу, каждую школу. 

KO: Сталкивался ли ты с таким аргументом, что денацификация и демилитаризация является всего лишь предлогом для СВО и что на самом деле Россия просто преследует свои империалистические цели на Украине? Что ты обычно на это отвечаешь, если ты сталкивался с с чем-то подобным?

Алексей: Да, я сталкивался с этим неоднократно. Но обычно такой вопрос задают люди, которые не разобрались в общем политическом контексте. То есть, в котором происходит СВО. Давайте я начну издалека и как раз свяжу этот вопрос с другим вопросом, который задают. Обычно ставят знак равенства между США и Россией и говорят, что это две империалистические страны, это два империализма. А Украина для них это поле боя. На самом деле это не так. Люди, которые это говорят, не понимают, что такое империализм. Империализм – это стадия капиталистического развития общества. Поскольку после Второй мировой войны мы имеем единую и глобальную экономику, этот этап, в некотором смысле, повсеместен. Эта мировая глобальная экономика имеет центр, а затем экономические подсистемы. Центр находится в Соединенных Штатах Америки. Не потому, что это российская пропаганда,  а потому, что США контролируют эмиссию основной мировой валюты – доллара. Это не Россия контролирует, а Соединенные Штаты Америки. И основные центры накопления капитала находятся в Соединенных Штатах. То есть, если мы возьмем, например, знаменитый инвестиционный фонд Black Rock, то увидим, что размер его капитала превышает бюджет многих государств. И это только один инвестиционных фонд в Соединенных Штатов Америки.  Это то место, где аккумулируются капиталы. Именно поэтому центр этой единой глобальной империалистической системы находится в США. Экономические подсистемы не имеют четких границ, они переплетены между собой. Они они имеют форму неких, как бы полюсов, от которых тянутся огромное количество экономических цепочек. Это разные производственные логистические нити, логистические маршруты, фискальные нити. Есть некий полюс, в который тянутся огромное количество  экономических и производственных цепочек. Таких подсистем в мире достаточно много. Такими является европейская экономическая система, мексикано-карибская, постсоветская экономическая подсистема, азиатско-тихоокеанская экономическая подсистема, североафриканская и южноафриканская. С начала двухтысячных годов начались атаки на одну из этих подсистем. На какую? На постсоветскую.  В постсоветскую систему традиционно входят бывшие республики, которые входили в состав Советского Союза. Потому что на протяжении многих десятилетий выстраивались экономические цепочки между предприятиями России и предприятиями Украины или Казахстана, Азербайджана, Армении, Молдовии и так далее. Есть хороший пример, а именно завод “Турбоатом” в Харькове. Этот завод производил турбины для электростанций. Однако, когда произошел государственный переворот и в Украине появилась новая власть, все экономическое сотрудничество между “Турбоатомом” и Российской Федерацией было прекращено или сокращено до очень низкого уровня. Это влияет на работу всей отрасли, существующей в этой системе. С точки зрения глобальных игроков, это было выгодно. Если Росатом не может строить предприятия, например, электростанции, в течение некоторого времени, то кто является бенефициаром остановки в этой отрасли? Конкуренты Росатома со стороны США это Westinghouse или другие предприятия, допустим какие нибудь французские. Если представить себе ситуацию, что произойдет, если российский “Газпром” на некоторое время прекратит свою деятельность, то, конечно, американские сланцевые газовые компании, которые добывают сланцевый газ, получат баснословную прибыль. Поэтому ясно, кто является бенефициаром. С начала двухтысячных годов предпринимались атаки со стороны различных подсистем, в частности, европейской и империалистического центра против постсоветской системы. В чем оно выражалось? В смене власти в республиках, которая должна была со временем привести к разрыву экономических отношений. Первой была цветная революция в Грузии в 2003 году, затем первый Майдан на Украине в 2004 году. В 2005 году произошел переворот в Кыргызстане, в 2009/10 год – переворот в Молдове. 2014 год случился второй Майдан в Украине. В 2018 году переворот произошел в Армении, который привел к власти Пашиняна, ставленника империалистических структур. В 2020 год – попытка переворота в Беларуссии, но она провалилась. Нужно рассматривать этот процесс как звенья одной большой цепи. Центр и европейская экономическая подсистема пытаются устранить конкурента в лице постсоветской экономической подсистемы. То, что мы наблюдаем сегодня на Украине,  это не то, что Россия и эта постсоветская экономическая подсистема начинает наступательную борьбу за свои интересы, где то вовне. Это наоборот, защита того центра, той системы, которым является Россия. Это попытка защититься от действий со стороны США и Евросоюза. Вот эти действия имеют под собой экономическую подоплеку. Людям, которые говорят, что это два одинаковых империализма, нужно говорить, что нет! Во-первых, не два равных, один – центр, другой – подсистема. Здесь нет никакого равенства. А почему началась СВО? Потому что этот самый центрс помощью Украины, используя украинский народ, как таран, пытался атаковать постсоветскую экономическую подсистему. Сегодня сложилась интересная ситуация, когда интересы российской элиты, интересы российского и украинского рабочего класса совпали. Понятно, что так будет не всегда, но сегодня это так. И все эти три игрока заинтересованы в том, чтобы украинское власть – которая, по сути, является ставленником марионеточного режима в США – было уничтожено. И я хотел бы еще раз подчеркнуть, что на официальном уровне в РФ и на уровне понимания рядового солдата, Россия ведет войну не против Украины, а против украинского режима, под которым в том числе страдает украинский народ. Это очень важно понимать. Здесь нет конфликта между двумя народами. Это конфликт с конкретным неонацистским режимом, и поэтому это не фигура речи и не предлог для продвижения своих экономических интересов. Нет, это действительно цель – свергнуть этот агрессивный и довольно опасный украинский неонацистский режим. 

Я хотел бы привести еще один аргумент в пользу того, что Россия не преследует свои экономические интересы в этой конкретной военной операцией. Он связан с тем, что в открытых источниках можно прочитать, сколько потеряли российские олигархи во время специальной военной операции. Они не приобрели, они проиграли. Это показывает, что целью этой специальной военной операции было не то, чтобы Россия что-то получила. Нет, наоборот, это приводит только к определенным экономическим потерям. На самом деле, эта война никому не выгодна. Все хотели бы ее прекратить, но ее можно прекратить только на тех условиях, чтобы она не повторилась еще раз. Если она прямо сейчас прекратится, это будет значить, что империалистические государства – США и сателлиты США – будут накачивать Украину оружием, восстановят боевую мощь Украины и повторится все то же самое, но на более худших условиях для нас. Конечно, это неприемлемо. Поэтому, в идеале, все силы, которые добиваются прекращения войны – все антивоенные силы – должны объединиться и добиваться прекращения поставок оружия украинскому режиму, потому что можно только одним способом остановить эту войну – если украинский режим, именно власть, исчезнет. 

KO: В вашем Telegram-канале вы иногда публикуете различные статьи о том, что в России существуют разные интересы в отношении войны. Одни за, другие против. Не мог бы ты рассказать нам об этом немного больше? Почему существуют эти разные интересы и как они проявляются?

Алексей: Я думаю, что все зависит от конкретного случая, но все они имеют экономическую подоплеку. Соответственно, бизнесмены у которых есть общие дела с европейскими или американскими компаниями, и те, кто теряет прибыль в связи с началом специальной военной операции из-за санкций или по другим причинам, естественно будут против специальной военной операции. Но если смотреть на этот процесс с точки зрения государства и государственных интересов, а не с точки зрения интересов частных лиц, частных бизнесменов, то специальная военная операция была необходима, потому что Зеленский начал делать заявления о том, что они выйдут из соглашения о нераспространении ядерного оружия. Например, власть Украины официально приняли доктрину возвращения Крыма военным путем. Это не просто заявление какого то отдельного политика. Это официальный государственный документ, в котором говорится: “Мы нападем на Российскую Федерацию, в частности, на Крым и вернем его вооруженным путем”. Конечно, Российская Федерация не могла долго закрывать глаза на происходящее. А когда украинская сторона начала аккумулировать огромные силы и создала 100-тысячную группировку на Донбассе, было принято решение о проведении специальной военной операции, потому что иначе эта 100-тысячная группировка нападет на Донбасс. Уже есть на руках планы командиров, которые они получали от своего руководства, я имею в виду командиров ЗСУ. Они готовились к силовому возвращению Донбасса под контроль Киева. Это является грубейшим нарушением Минских соглашений. Кстати, что касается Минских соглашений, то украинская сторона их полностью игнорировала. Сегодня мы слышим заявления от таких политиков как Ангела Меркель или Франсуа Олланд, что они поддержали эти соглашения только для того, чтобы Украина была лучше подготовлена к будущему вооруженному конфликту с Россией. Это говорит о том, что украинская сторона изначально не планировала соблюдать Минские соглашения. Может быть, это не очень корректное сравнение, однако оно напрашивается само по себе. Представьте себе, если бы Третий рейх еще не напал на Советский Союз в 1941 году и Красная армия первой атаковала бы вермахт. Удалось бы избежать огромных потерь. Война все равно бы произошла, но удалось бы избежать огромных потерь территории и живой силы. Поэтому, я допускаю, что после такого трагического опыта в своей истории Россия решила не ждать и действовать на упреждение. Как принято говорить у президента России Владимира Владимировича Путина: “Если драка неизбежна, бей первым.”. Вот я так понимаю, что российское руководство придерживалось этого принципа, когда начинала специально военную операцию. 

KO: Именно эта оценка является частью споров в международном коммунистическом движении. Согласен ли ты с утверждением, что внешняя политика России в настоящее время помогает народам, которые угнетает Запад? И что ты скажешь на счет лозунга, который был озвучен в совместном заявлении коммунистических и рабочих партий в Joint Statement. Там было сказано, что рабочий класс Украины и России должен бороться против этой империалистической войны. И есть ли изменения в дебатах по стратегическим и тактическим вопросам в украинском коммунистическом движении, если сравнивать с 2014 или прошлым годом? 

Алексей: Внешняя политика России, за последние годы меняется, потому что Россия заинтересована в том, чтобы у нее были союзники в других уголках планеты. Россия, как и Советский Союз ранее, видит что империалистический центр проводит неоколониалистскую политику, пользуясь природными ресурсами, финансовыми ресурсами, людскими и интеллектуальными ресурсами с разных стран. И, конечно, эта колониальная политика неприемлема для многих, и для России тоже. Поэтому вполне логично, что многие государства, страдающие от этой политики империалистического центра, могли бы объединиться и Россия, как мы видим, прилагает к этому определенные усилия.Мне кажется, что этот процесс будет только усиливаться. И интеграция между такими государствами тоже станет более интенсивной, более тесной, более глубокой. Со своей стороны, я могу только приветствовать этот процесс, потому что он приведет к определенным трансформациям в российском обществе. Мы уже сегодня видим, что неолиберальные элиты в России, которые выступают за сохранение влияния США и Брюсселя внутри России, становятся внутри России все слабее и слабее. Я искренне рад, что так происходит сейчас. Мы ждали этого с начала 1990-х годов. Наконец то дождались. Советский Союз распался, и казалось, что все кончено, что уже торжество либеральных идей, но потом маятник качнулся в обратную сторону. Идея заключается в том, что он установится где-то посередине. И я могу только приветствовать такую политику российских властей. 

Что касается Joint Statement: Здесь произошел опять же, определенный конфликт. Коммунистическая Партия Греции – это мое личное мнение – встала на сторону империализма, потому что она продвигает идею равенства ответственности за происходящее как между Россией, так и между США. Она игнорирует ту реальность, которую я описывал ранее, что существует империалистический центр и империалистические интересы у этого центра в данном регионе. И Россия, по сути, защищается от этой агрессии. Коммунистическая Партия Греции ставит знак равенства и не принимает во внимание эти факты. Это вводит в заблуждение огромное количество коммунистов, которые верят Компартии Греции. Однако я бы не спешил в полной мере записывать Компартию Греции во враги, потому что там абсолютно разные люди. И мы видели, как многие активисты КПГ участвовали в перекрытии железнодорожных путей, когда происходила отправка военной техники на Украину. Это означает, что люди искренне препятствуют эскалацию конфликта. Они пытаются всеми силами остановить на том уровне, на котором они могут. Мы как жители Донбасса, очень благодарны такой позиции, потому что люди в Греции, в Италии и в других странах, которые активно выступают против поставок оружия, делают это открыто, регулярно и смело. Мы понимаем, что это значит, что меньше людей погибнет здесь. Однако, я считаю, что Компартия Греции заняла ошибочную позицию. По поводу призыва к тому что рабочий класс Украины и России должен вместе бороться за то, чтобы наступил мир:  конечно, я всеми силами это поддерживаю. Но мы же понимаем, что мир с фашистами невозможен, а фашисты все равно будут пытаться нас уничтожить. Поэтому, если мы сегодня заключим с ними мир при поддержке сателлитов Соединенных Штатов Америки, украинские фашисты только усилятся и этот же конфликт возобновится с новой силой. Как я уже говорил, этот конфликт может быть прекращен только одним путем – демонтированием вот этой украинской власти и приход политических сил, которые не являются в полной мере зависимыми от Соединенных Штатов Америки. Я убежден, что именно с подачи Соединенных Штатов Америки Зеленский занял такую позицию, направленную на эскалацию войны. Как только на Украине появятся такие здоровые силы в политике, я думаю, то мир сразу же настанет.

KO: Алексей, не мог бы ты рассказать нам немного больше о том, чем занимается ваша организация в настоящее время? Как вы организованы?

Алексей: К сожалению, наша организация сегодня переживает очень сильный кризис. Этот кризис связан с тем, что мы не можем заниматься политической активностью на территории Украины. Мы не можем проводить массовые мероприятия, митинги, демонстрации. Мы не можем провести круглый стол, мы не можем открыто говорить о проблемах, которые сегодня существуют в украинском обществе, потому что сразу же последуют аресты. Поэтому наша деятельность сосредоточена на тех формах, которые нам сегодня доступны. Это информационная работа, это международная работа и попытка донести нашу позицию до наших товарищей в других странах, чтобы они знали, что происходит. Мы поддерживаем политзаключенных, которые у нас есть. Однако эта деятельность достаточно сложная, потому что сейчас даже перевести деньги семьям, которые пострадали от украинской власти, достаточно сложно. Это первая часть кризиса нашей организации – невозможность проведение полноценной политической активности. Вторая часть нашего внутреннего кризиса связана с тем, что мы уже долгое время не можем провести общее собрание для наших активистов. Это связано с тем, что люди, которые находятся на территории Украины, не могут приехать в Донбасс или в Россию, чтобы принять участие в съезде по переизбранию наших внутренних органов, совета нашей организации. По той же причине мы не можем приехать в Украину, потому что нас сразу же арестуют. Соответственно, стоит сложность в проведении общего собрания съезда и выработки общих решений. Поэтому вся деятельность организации сводится к активности отдельных активистов в разных участках. То есть кто-то воюет с оружием в руках. В августе прошлого года погиб наш товарищ, один из основателей “Боротьбы” Евгений Галушкин. Он активно воевал в Мариуполе и был ранен снайпером в плечо. После выздоровления он вернулся в строй, затем получил контузию. В результате контузии он через некоторое время ему стало плохои на тот момент ему не было кому оказать помощь и он умер. То есть он погиб не в бою, а в результате боевых действий. Другие наши товарищи продолжают сражаться. Галышкин воевал в ДНР в составе девятого полка морской пехоты ДНР. Наши товарищи также воюют в четвертой бригаде ЛНР. Мы периодически видимся, общаемся. Но мы не можем провести официальные мероприятия. Так что да, сегодня Боротьба находится в определенном кризисе.

KO: Очень печально слышать, что среди наших товарищей есть потери. Время от времени мы следим и наблюдаем за событиями. И мы читаем то, что пишут о наших товарищах. 

Теперь мы переходим к последнему вопросу. Но сначала небольшое предисловие. Мы, как коммунисты в Германии находимся в стране, которая ведет войну против России. По крайней мере, мы так считаем. В антивоенном движении в Германии идут дебаты о том, следует ли осуждать российское нападение (так оно здесь называется) или нет. Профсоюзы встают на сторону правительства и осуждают войну в одностороннем порядке. Это означает, что осуждается только Россия, а сторону НАТО поддерживают или к ней относится с пониманием. В то же время они поддерживают ухудшение условий жизни рабочего класса в Германии. Что бы ты хотел сказать немецким коммунистaм?

Алексей: Я хотел бы искренне поблагодарить немецких коммунистов – которые действительно хотят закончить войну – за их поддержку, за эту позицию, за их солидарность. А тем коммунистам, которые сегодня попали под влияние империалистического центра и его мягкой силы, различных фондов, НКО, различных организаций, я хотел бы пожелать, чтобы они поскорее проанализировали политику их лидеров, руководства этих организаций и приняли политическое решение, что так дальше продолжаться не может, если они настоящие коммунисты. И в то же время я хотел бы обратиться ко всем товарищам, кто действительно хотят, чтобы этот конфликт прекратился. Мы можем добиться этого, если сможем оказать давление на руководство государств Европы, на Италию, Германию, Францию, Испанию и другие страны, которые принимают решение об отправке оружия на Украину. Потому что чем больше оружия сюда поступит, тем дольше будет длиться этот конфликт, тем больше крови будет литься. Нельзя закончить этот конфликт новым оружием. Его можно закончить только если прекратятся эти поставки. Поэтому я хотел бы попросить о помощи, солидарной поддержки, чтобы коммунисты, которые находятся сегодня в Германии активно озвучивали эту позицию, что нельзя поддерживать украинские неонацистские режимы. Я думаю, что каждый конфликт когда-то заканчивается. Просто мы можем сделать так, чтобы он закончился быстрее и чтобы меньше человеческих жизней оборвалось. Я думаю, что все будет хорошо!

KO: Спасибо большое! Мы тебя услышали, и я надеюсь, что и другие тебя услышат.

Ты спрашивал нас о нашем конгрессе, который пройдет в Берлине 06-08 октября текущего года. В Берлине мы будем обсуждать те вопросы, о которых мы говорили сегодня, с другими коммунистами из разных организаций со всего мира. Мы хотим обсудить о том, что мы должны делать в империалистическом центре, чтобы остановить войны, которые ведут страны НАТО, особенно США и Германия. Всю информацию о конгрессе можно найти на нашем сайте kommunistische-organisation.de, который является корректным сайтом коммунистической организации. Мы скоро опубликуем нашу программу, и вы, конечно, можете принять в ней участие. Еще раз спасибо и хорошего дня!

Aktuelles

Palästina-Solidarität-Duisburg verboten!

Heute Morgen wurde „Palästina Solidarität Duisburg“ vom NRW-Innenministerium verboten und Wohnungen durchsucht. Das Verbot wird damit begründet, dass der Verein sich gegen den „Gedanken der Völkerverständigung“ richte. Eine völlig absurde Verdrehung der Tatsachen: Palästina-Solidarität Duisburg steht für internationale Solidarität und für den Kampf gegen Kolonialismus. Der deutsche Staat unterstützt den Genozid in Gaza und den Besatzungsterror – er richtet sich gegen Völkerverständigung und Frieden! Das Verbot ist ein weiterer Schlag gegen die Grundrechte in Deutschland. Die Vereinigungsfreiheit wurde bereits mit dem Verbot von Samidoun angegriffen. Wir rufen alle demokratischen Menschen und Organisationen auf, sich aktiv gegen das Verbot einzusetzen. Solidarität mit unseren Genossen von Palästina Solidarität Duisburg!

Veranstaltungsankündigung: Der antifaschistische Kampf in der Ukraine – Vortrag und Diskussion mit Alexej Albu

📆 26. Mai 2024, 18 Uhr, via zoom (Link auf Anfrage) mit Alexej Albu Die Veranstaltung findet auf Englisch statt. Den zoom-Link verschicken wir auf Anfrage 📧 an info@kommunistische-organisation.de.